Немного о летней педагогической практике

Согласно учебной программе педагогического университета, который я закончила когда – то, студенты, перешедшие на четвертый курс, обязательно должны были пройти педагогическую практику, чтобы лучше понимать психологию межличностных отношений, в одном из детских летних лагерей Украины, согласно распределению деканата.

Мне, жительнице побережья Азовского моря, согласно этому распределению, педагогическая практика была назначена в Днепропетровской области. Недалеко от города Днепродзержинска, на берегу Днепра, располагался детский лагерь «Днепровские зори», принадлежавший «Днепровскому Крохмалопаточному Комбинату» – предприятию всеукраинского значения.

В детском лагере

Пяти разовое питание, соки и газированную воду, а также фрукты в неограниченном количестве, которыми обеспечивались вожатые и дети лагеря, я смогла оценить намного позднее, поработав летом в других детских лагерях.

Каждый отряд в «Днепровских зорях» имел несколько пятиместных комнат для детей, комнату вожатых, санузел и игровую комнату – зал, где размещались стулья, диван, большой ковер и телевизор. В других лагерях подобной роскоши я никогда не видела. Зарплаты вожатых также оказались неожиданно большими.

Заплывы

Очень быстро я сдружилась с местным плавруком – девушкой моего возраста, которая сказала мне, что реку Мельник можно переплыть, умея плавать. А плавать – то я, как раз, умела очень хорошо. И вот, в пересменку, образовавшуюся между первой и второй сменами, я рискнула сделать заплыв.

Дело в том, что с одной стороны нашего детского лагеря протекала естественная река – Днепр, а с другой располагалась искусственно образованная, при создании Днепровского водохранилища, небольшая река Мельник. Вот ее – то я и переплыла, а затем благополучно вернулась обратно в лагерь. После этого я подтвердила подруге – плавруку, что заплыв действительно возможен.

Повторить его я решилась лишь в конце второй смены. Оставив на берегу вьетнамки и полотенце, я, в последний день перед отъездом домой, поплыла через Мельник вновь.

Удалившись на достаточное от берега расстояние, я услышала гомон, доносившийся с берега. «Как же далеко разносится в воде звук», — подумала я, и поплыла дальше. Переплыв реку, как и в первый раз, я отлежалась на берегу, восстанавливая дыхание, и решила отправиться в обратный путь.

Однако, войдя в воду по колено, я вдруг увидела резиновую лодку, в которой сидели физрук и музрук из лагеря. Мне крикнули: «Садись!», — на предложение я попыталась ответить отказом, заверив мужчин, что спокойно доплыву и сама, но меня, в приказном порядке, все – таки заставили усесться в лодку.

Вместо эпилога

На противоположном берегу меня встречали всем лагерем, включая работников кухни. Сотрудники лагеря, кто —  стоя, кто —  сидя, дожидались моего приезда, вглядываясь в даль. Оказывается, муж старшей вожатой, после ухода на обед всех сотрудников лагеря, заметил мои вещи, одиноко лежавшие берегу.

Он поднял панику. А пожилой директор лагеря, предоставлявший нашему университету рабочие места для студентов – практикантов, очень испугался возможного несчастного случая. Мужчина даже влез на детскую горку, установленную в воде, громко крича: «Иванова, вернитесь».

Вместе с ним до меня пытались докричаться с берега и остальные сотрудники лагеря – всем коллективом. Именно громкие крики коллег так удивили меня в воде, но, к сожалению, я так и не поняла, что обращены они были именно ко мне.

Вместо эпилога

 Я переплывала реку, думая, что ее ширина невелика. На самом деле я преодолела вплавь около семисот метров – и это только в одну сторону. Директору лагеря, после моего возвращения, вызвали скорую, врач которой сделал ему успокоительный укол.

На обратном пути, в поезде, девочки, вместе с которыми я проходила практику, серьезно спрашивали меня, глядя в окно: «Катя, а ты сможешь переплыть и эту реку?», — вопрос повторялся всякий раз, когда поезд проезжал мимо очередной реки.

Спустя месяц, в наш город приехал директор детского лагеря, который оказался братом нашего соседа. Оказывается, в молодости он был очень дружен с моим дедом и всей нашей семьей. Но, работая в лагере, я, конечно же, этого не знала. Впрочем, как и он.

Естественно, мужчина пригласил меня вновь поработать в его лагере, но только с одним условием: не переплывать реку Мельник.  

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

3 Комментариев

  1. milky555

    Очень интересный случай и действительно жизненный. Сами о том не думаю, мы подвергаем опасности себя и того, кто за нас в ответе. Хорошо, что все закончилось отлично. А вы большая молодец, что смогли переплыть такое расстояние!

  2. olga-kort

    Свою уверенность в собственных силах при физическом преодолении нельзя приравнивать к подобной уверенности окружающих. Потому при его совершении, надо помнить об этом, дабы не спровоцировать переполох, переживания, инфаркты, инсульты у близких, отвечающих за тебя людей.

  3. Inna

    Очень часто мы переоцениваем свои возможности и недооцениваем риски для себя. Особенно часто это случается в молодости. И хорошо что хорошо кончается, как в вашем случае. Но все же лучше не рисковать по глупому и не подвергать опасности себя или близких.

Добавить комментарий